Петр Солдатенков, кинорежиссер:

 

— Православное кино стало расхожим определением. Я думаю, что какого-то отдельного «православного» кинематографа не существует. И конечно, дело не в терминология. А суть и беда в том, что православные люди, авторы фильмов, часто не являются профессионалами. Но заявлением, что фильм православный, уже как бы снимают с себя всю дальнейшую ответственность и за художественное воплощение темы, и за техническое качество своего произведения. Тогда и получается «кино для своих». Конечно, это может способствовать миссионерскому деланию, но может ему и повредить.

 

А в фильмах профессиональных кинематографистов может оказаться другая беда: научно-популярный подход вместо ускользающей, тонкой материи религиозного чувства. В общем, есть предпосылки как для дилетантизма, так и для формализма.

 

Но существует и другая сторона вопроса. Если кино, пусть и документальное, суть искусство — оно и создается, и живет по законам искусства, а эти законы несколько отличаются от законов Веры. Вопрос очень тонкий, и каждый художник решает его, в конечном счете, единолично. Для меня ясно только, что никакая тема или сюжет не может гарантировать результат — эмоциональное воздействие на зрителя, на его душу и сердце. То есть что и составляет суть экранного искусства.

 

Валентина Гуркаленко, режиссер, заслуженный деятель искусств РФ, художественный руководитель киностудии «Леннаучфильм»:

 

— Много лет назад Федор Михайлович Достоевский определил в русском человеке такую черту, как всемирная отзывчивость. Я думаю, это наше национальное дарование — понять другого человека. И если мы возьмем любого нашего святого, от Серафима Соровского до Иоанна Кронштадтского, то он не смотрел на религиозную принадлежность обращающего к нему человека. Так же делали и наши государи.

 

Поэтому Петербург создавался с любовью очень многими людьми из самых разных стран. И фестиваль «Невский Благовест» не случайно зародился именно здесь, в этом городе. Кроме того, христиане во всем мире утратили многие свои ценности, а самое главное, что они утратили живую веру. Поэтому у людей сегодня появилась потребность в христианском общении и поддержке друг друга. И «Невский Благовест» полностью отвечает этим требованиям.

 

Что касается нашей студии, пока Россия жива, я думаю, и «Леннаучфильм» будет жить. А иначе кто ее, Россию, будет образовывать?! В 1980 –е гг. в студии произошли коренные перемены в идеологии. Наша студия первая в стране (сейчас на это место претендуют многие) начала работать над темами с точки зрения православного мировоззрения. Я имею в виду, не с точки зрения показа внутренней жизни Церкви: как кадят, как причащают, как исповедуют.

 

Авторы того времени задавались целью раскрыть внутреннюю потребность человека понять смысл своей жизни, свое назначение. И студия этим занималась. Была сделана целая серия очень ярких работ, которые достаточно широко распространились по стране. Кроме того, эти фильмы начали расходиться самиздатом до Дальнего Востока. Это были фильмы православной направленности на самые разные темы, включая экологию.

 

Режиссеры отвечали на назревший вопрос: чем отличается научно-технический прогресс (главная тема 1960-70-х гг.) от преображения, почему весь мир научно-технический прогресс привел в тупик и что значит преображение? Самосознание зрителей и самих наших творцов начало меняться.

 

Андрей Павлович, режиссер, генеральный директор «Православной студии Петербурга»:

 

— Мне кажется, на таких христианских кинофестивалях важно посмотреть, что делается у соседей, в каком русле идет поиск идей у режиссеров других конфессий, из других стран, что люди ищут и над какими проблемами работают.

Что касается межконфессиональной стороны фестиваля, я вижу в этом свои плюсы: диалог лучше, чем война. Обязательно нужно разговаривать, учиться понимать друг друга — ведь это не так просто — и искать общие точки соприкосновения между христианскими Церквами.

 

Лично я считаю, что фильмы, которые режиссеры представляют на «Невском Благовесте», всеми своими силами и возможностями должны показывать бытие Бога. Возможно, зритель, придя на фестиваль, еще не сделал выбора, и именно увиденный им фильм поможет ему обрести путь веры. В каком-то смысле в этом я и вижу главную миссию «Невского Благовеста». И создавать нужно качественные фильмы. Сегодня настало время говорить более сложным кинематографическим языком, чтобы достучаться до человеческих сердец. Но следует соблюдать баланс: с одной стороны, язык должен быть понятным, доступным, с другой — не стоит опускаться до упрощений и банальностей. Но даже достойным православным фильмам очень сложно прокладывать дорогу на телевидение. И это, на самом деле, большая работа для всех нас — добиваться показа православных работ на федеральных каналах, доказывать, что мы снимаем хорошее кино и оно интересно зрителю. Это труд, но я уверен, мы должны вкладывать в него все свои силы.

 

Валентина Матвеева, режиссер:

 

— Мы начали снимать так называемые православные фильмы, то есть духовно-нравственные, после празднования Крещения Руси. Тогда режиссеров с камерами и операторов пустили в церковь. Мы дорвались: снимали свечи, образа, даже исповедь, Господи, прости. Мы снимали то, что называется церковный обряд. Потом оказалось, это совсем не главное. И мы начали снимать фильмы, в которых не было ни слова о Боге, ни слова об иконе. Но эти фильмы были православными, потому что они делались православными, людьми, которые на все смотрели со стороны верующего, глубоко воцерковленного человека.

 

Не хотела бы показаться нескромной, но мне кажется, сегодня кинодокументалисты выполняют ту работу, которой в Средние века занимался летописец, монах, свидетельствовавший о жизни Церкви. Наша видеокамера сменила перо и бумагу этого летописца. Мы снимаем о людях то, что в будущем, я уверена, может стать материалом для канонизации сегодняшних подвижников Церкви.

 

Что касается тематики современных фильмов, то я считаю, что право режиссера решать, о чем снимать кино, на чьей он стороне. Зла достаточно в нашей жизни. И мне кажется, мы должны врываться в это зло только с добрыми идеями, делать кино о доброй стороне жизни, чтобы душа сияла после просмотра фильма. В душе каждого человека на самом донышке есть совесть, она, по определению митрополита Сурожского, дается в момент зачатия. Поэтому нужно показывать фильмы, которые пробудят в каждом человеке то хорошее, что в нем еще осталось.

 

Леонид и Наталья Морозовы, режиссеры:

 

— Для нас это счастье — быть на фестивале, потому что здесь можно не только показать свой фильм, но и встретиться со зрителем. Кроме того, в рамках фестиваля проходят великолепные выставки. В позапрошлом году была выставка старинных фотографий русских паломников на Святой земле, представленных Музеем истории религии. И после просмотра этой выставки у нас возникла идея сделать фильм о русском паломничестве на Святую землю.

 

Вообще снимается много фильмов, где подробно рассказывается о святыне и о том, как паломники сегодня приезжают к тому или иному святому месту. А наш фильм «Камни Святой земли» мы мечтали сделать более поэтическим. В основном мы хотели с помощью таких средств, как музыка, песни, стихи, художественность самой съемки, постараться донести до зрителя ощущение благодати.

 

Если посмотреть на фотографии паломников начала прошлого века, видно, что время сильно изменилось, но желание прикоснуться к святыням Святой земли осталось навсегда. И мы видели, как люди менялись во время и после поездки. Некоторые на Святой земле первый раз в жизни причащались, а по возвращении домой стали постоянными прихожанами храма. А еще в нашей группе был одна женщина-паломник, которая копила средства на поездку в течение десяти лет! Это тоже подвиг.

 

В этом году мы представляем на фестиваль новую работу — «Сад моей души». Это фильм о том, как быстро в нашей душе вырастают плевелы грехов и тернии страстей и как тяжело от них избавиться. От нас зависит — какие цветы смогут вырасти в саду нашей души.

 

Долорес Хмельницкая, режиссер, заслуженный деятель искусств РФ:

 

— Думаю, сегодня важно находить то, что объединяет людей, а не разъединяет. И нельзя допускать супермаксимализма. Есть такие люди, и среди моих знакомых тоже, зацикленные, которые начинают обвинять рядом стоящих в храме в том, что те не так верят, не так крестятся, не так дышат. Не должно быть черноты ни в храме, ни между людьми, не должно быть войны. Если люди — люди, то и вера у них людская.

 

В этом году я хочу представить на фестивале фильм 1991 года «И прости нам долги наши...». Эта картина об удивительном человеке — священнике деревенской церкви отце Иосифе. На его глазах произошли многие события из истории православия прошлого века. За 92 года жизни он прошел аресты Лубянки, лагеря, каторжный труд на Беломорканале. В последние годы своей жизни он служил в полузаброшенной деревне Внуто Новгородской области. Но к отцу Иосифу (Софронову) съезжалось огромное количество людей со всей округи.

 

Когда мы приехали снимать зимой, на Крещение, лес перед нами расступился, мы увидели белое поле, снега выше головы, а на вершине холма — чудесную, желтенькую, как яичный желток, церквушку, а за ней — темный лес… Красота неимоверная! А летом, говорят, там божественно. И там, рядом с этой церковью, в одном из домиков и жил отец Иосиф. Это фильм о судьбе уникального человека, через всю свою жизнь пронесшего крепкую веру и служившего Богу везде (несмотря на запреты и наказания, он крестил в лагерях), где бы он ни был.

 

Когда были сняты запреты, все ринулись снимать кино о религии. забыв что за ними судьбы людей

И прости нам долги наши... (1991)

О священнике деревенской церкви, отце Иосифе, на глазах у которого произошли многие события в истории Православия в годы советской власти. За 95 лет жизни он прошел аресты Лубянки, лагеря и каторжный труд на Беломорканале.

 

 

Нужно к таким картинам подходить осторожно, учитывая, что сегодня творится внутри и около Церкви. Нужно находит то что объяединяет людей, а не разъединяет. Нельзя допускать супернатурализма. Есть такие, и среди моих знакомых, зацикленные люди, котоые начинают обвинять рядом стоящим в храме , что не так верятЮ не так крестятся не так дышат и т.д. Не должно быть черноты ни в храме, ни между людьми. Не должно быть войны.

Когда были сняты запреты, все ринулись снимать кино о религии. забыв что за ними судьбы людей

 

Николай  Макаров, режиссер, доцент кафедры режиссуры СПбГУКиТ:

 

— Хотелось бы, чтобы организаторы фестиваля продолжали свою инициативу ведения межконфессионального диалога, прорывались через все трудности и дальше несли свою благую миссию. Уникальность этого фестиваля в том, что он единственный в России такой, где показываются фильмы разных христианских конфессий. К счастью, межконфессиональное общение получается. Устраиваются замечательные выставки, встречи, другие мероприятия.

 

Для зрителя «Невский Благовест» — это удивительная возможность познакомиться с другими христианскими Церквами. Фестиваль дает широту взгляда, панораму точек зрения различных конфессий, отражает общие концептуальные вопросы веры, которые нас, христиан, объединяют. Вижу хорошим начинанием программу «Эхо «Невского Благовеста»: в течение всего года фильмы прошедшего фестиваля прокатываются в духовно-просветительском центре Александро-Невской Лавры, устроители фестивальной программы представляют кинокартины на различных площадках не только Петербурга, но и области.

 

Документальное кино, в частности православное, обычно показывается локально, то есть оно имеет фестивальный, клубный прокат, а такие пост-фестивальные поездки позволяют расширять аудиторию, знакомить как можно больше зрителей с духовно-нравственными кинолентами. Ещё я вижу перспективу широкого показа православных фильмов на православных Интернет-ресурсах. Мне кажется, будущее за интернет-прокатом.